Статья о русском языке

Автор: лена Копирайтинг: 4$ Рерайтинг: 3$ Оценка: 5

Долгие годы на нашем телевидении и радио программы выходили в эфир только в записи. Исключение составляли новости, которые читали «вживую». Я не говорю о таких передачах как «Голубой Огонек». Он «светил» в прямом эфире. Но тогда это была капля в море - одна программа в неделю. А новости, например, на радио «Маяк», где я работаю, выходили каждые полчаса. Их читали специально подготовленные люди – дикторы. До сих пор помню, как мы приносили в студию тексты - не позднее чем за десять минут до начала выпуска. Они их размечали таинственными значками: здесь пауза, на этом слове нужно сделать акцент, внимательно прочитывали каждое слово. Ошибки в произношении, в расстановке ударений были исключены. За это увольняли тут же, без права на помилование.

Первые прямые эфиры, которые позволили вести журналистам, появились в конце 1980-х годов. Мы с коллегами упивались свободой, возможностью общения со слушателями, зрителями, более тесного с ними контакта. Конечно же, к эфиру допускали не всех; допущенные же проходили специальную подготовку. Но явно недостаточную.

Сегодня, когда говорят о бедах русского языка, одними из главных его «поругателей» называют журналистов. Хотелось бы поспорить, да мало что можно возразить. Не так давно ехала в машине и слушала одну довольно респектабельную радиостанцию. За короткое время было произнесено: «ихний», «исчезание пробок на дорогах», пистолет «вальтер» с ударением на последнем слоге… На фразе «вы закупаетесь впрок?» я радио выключила.

У нас в редакции на видном месте висит Доска ошибок. Так мы ведем борьбу за чистоту языка. Специально приглашенный лингвист прослушивает программы и пишет на этой доске в одном столбце - кто, что «сморозил», а в другом - правильный вариант произношенииия. Например, очень часто говорят «мьюзикл» и «продьюсер», хотя норма русского языка исключает мягкий знак. По правилам следует произносить «мюзикл», «продюсер». Большие сложности возникают с «феноменом». Когда ставить ударение на втором слоге, а когда на третьем? Оказывается, на втором слоге ударение ставится, когда говорят о необыкновенном явлении, а на третьем – если речь идет о необычном человеке. «Феномен долголетия», но «женщина – феномен энергии». Многие никак не научатся правильно произносить слово «избалованный» с ударением на третьем слоге. Много ошибок, очень много.

Не так давно в интервью одной очень известной актрисы услышала такую фразу: «Мы вошли в кинозал. Там сидело шестеро человек». Вообще-то правильнее было бы сказать «шесть человек»», - подумала я, но решила себя проверить и позвонила своему консультанту - ректору Государственного Института русского языка имени А.С.Пушкина Юрию Евгеньевичу Прохорову. Он тоже сказал, что желательнее – «шесть человек». «Из леса вышли шестеро», но в зале все-таки «сидели шесть человек». И еще. Писатель Александр Кабаков рассказывал, как в одной из передач всеобщего любимца Владимира Познера его именитые гости все как один говорили «инциндент» вместо «инцидент». Кабаков напряженно ожидал конца передачи – как произнесет злосчастное слово, закрывая программу, сам ведущий. Тот тоже изрек «инциндент». Тут уж, перефразировав латинскую поговорку, так и хочется сказать: «То, что дозволено быку, не к лицу Юпитеру».

«Опасность, которую я действительно вижу в современной языковой ситуации, – говорит заместитель директора Института русского языка РАН, доктор филологических наук, профессор Мария Каленчук, - заключается в том, что меняется представление общества, кого считать эталоном правильной речи».

Раньше мы ходили на спектакли МХАТа. Кто жил далеко от Москвы, слушал Ольгу Андровскую, Аллу Тарасову, Михаила Яншина, Алексея Грибова и других корифеев по радио; спектакли можно было посмотреть и по телевизору… Слегка приподнятая мхатовская речь, конечно же, «не выплескивалась» на улицы. Но это был уровень, планка!

Сегодня телевидение все чаще «одаривает» нас встречами с чиновниками, депутатами, бизнесменами. Они, видимо, для того чтобы быть к народу поближе, да и понятнее, сдабривают свои высказывания словами низкородными, а попросту блатными. «Наезды», «разборки», «откаты» - служат украшением их речи. Но украсить её правильным произношением числительных им не под силу. Если спросить, например, в каком году состоится Олимпиада в Сочи, за которую они так яростно боролись - знать то они, естественно знают, что в две тысячи четырнадцатом, а сказать, как должно, под силу далеко не каждому.

Однажды поэт, педагог, депутат Московской Городской думы Евгений Бунимович заметил: «Я вижу опасность не в том, что такое количество «элитного народа» употребляет блатные слова, использует тюремную лексику. А в том, что столько людей, слушая их по радио, телевидению, все это понимают!» Действительно, мало ведь кто переспросит: «А что это он сказал?»

Не превратимся ли мы в скором времени в Людоедку Эллочку с её словечками «мрак», «жуть», «хо-хо»? Может быть, действительно, как предлагает известный культуролог Михаил Эпштейн, необходимо всем миром встать на борьбу за русский язык, в частности, взяться за пополнение его новыми словами.

Мария Каленчук считает, что делать это совершенно не нужно. «Новые слова придумывали многие - Ломоносов, Достоевский, Даль, Шишков, - напоминает она. -. Даль, например, предложил вместо ‘гимнастика’ говорить ‘телодвиженье’, а адмирал Шишков ‘галоши’ хотел заменить ’мокроступами’, ‘атмосферу’ ‘околоземицей’. Ну, и прижились они, эти нововведения? Хотя были и удачные примеры. Например, ‘промышленность’. Это слово принадлежит Карамзину».

Спору нет, прекрасно, когда у человека богатый словарный запас, речь красочная, разнообразная. Но с другой стороны, слов может быть и не так много, главное - культура речи.

Сейчас действует много различных курсов для взрослых людей (считается, что детям это преподают в школе), где могут научить говорить правильно, красиво.

В московском центре «СИНТОН» я познакомилась с тремя слушательницами. Лариса – маркетолог, Олеся – менеджер по рекламациям, Светлана – офис-менеджер. Всем, как говорится, «вокруг тридцати». Образование высшее. В «СИНТОН» пришли не только потому, что сегодня не продвинешься по службе, если не владеешь грамотной, образной речью. Вообще не устроишься на хорошую работу - косноязычных просят не беспокоиться.

Олеся восемь лет назад приехала в Москву из Молдавии. Росла в русскоязычной семье. Окончила Балтийский институт экологии, политики и права. «Слова ‘ехай’, ‘застегай’ или ‘расстегай” (куртку), - рассказывает она, – я впервые услышала в Москве». Но случается и она не знает, как произнести слово правильно. «Моя бабушка, – вспоминает Олеся, - говорила, например ‘спала’ с ударением на первом слоге. И я так привыкла. Мне в Москве делали несколько раз замечания. Теперь я слежу за собой, слушаю себя, свою речь. Когда не знаю, где поставить ударение или какой употребить падеж, ищу синоним, которым можно заменить это слово».

Лариса говорит, что не испытывает больших трудностей с языком. «Это благодаря моей школьной учительнице по русскому языку и литературе. Она привила нам вкус к хорошей литературе. Если много читать классику, – уверена она, – то и говорить будешь правильно».

Светлана признается, что порой затрудняется произнести во множественном числе слова «торт», «инженер», а ещё возникают порой проблемы с падежным управлением. Например, как правильно сказать «согласно приказа или приказу», «согласно оклада или окладу»? «Я чуть что - беру в руки словарь. Там, в частности написано, «согласно чему – приказу, окладу», а не «согласно чего… Я очень хочу, – говорит она, – чтобы правильная речь стала модной».

Девушки считают, что в большей степени неграмотной речью сейчас грешат юноши. Они стремятся самоутвердиться, выделиться, поэтому и сыплют вульгаризмами, жаргонными словечками. Правильная речь, убеждены Олеся, Света и Лариса, помогает в налаживании контактов, облегчает понимание, а неправильная - отвлекает от сути разговора, раздражает.

Мария Каленчук говорит: «Если человек начинает сомневаться в том, что и как он произносит, если у него на секунду зародилось сомнение - так следует сказать или иначе, - уже полдела сделано. Потому что проблема в том, что люди не замечают, как они говорят, и не хотят об этом думать». Мария Леонидовна советует почаще заглядывать в словари. «Я убеждена, что ребенок с начальной школы должен быть приучен к общению со словарем, - говорит она. - Если он не уверен, как правильно произнести то или иное слово, он должен заглянуть в словарь. Тем более что сейчас это совсем просто – достаточно включить компьютер. В Интернет заведены практически все словари».

Известный филолог, писатель Гасан Гусейнов настаивает на том, что «единственно правильный язык – это тот, на котором говорят его носители, вполне при этом понимая друг друга». Гусейнов в своем кругу слывет этаким лингвистическим экстремистом, но и многие его коллеги сегодня стали более либерально относится к понятию норма. И тем не менее, фраза, удачно найденная кем-то из них ещё в середине прошлого века - «ошибка не перестает быть ошибкой, даже будучи широко распространенной», до сих пор у многих не вызывает сомнения.

Другие статьи копирайтера лена

Как выбрать собаку

Кто-то любит собак, кто-то кошек, а кто-то только себя. Статистка, однако, утверждает, что махровых эгоистов – меньшинство. От 50 до 70 процентов горожан держат у себя дома различных животных.

Оценка: 5